Медиа

Работа и отдых по-японски в Тольятти

Опубликовано: 23.08.2016 в 12:52       Просмотров: 3252

Кихара Такаси – директор по экономике «Хай-Лекс Рус» - одного из действующих в ОЭЗ «Тольятти» японских производств автокомпонентов. На Тольятти Кихара-сан смотрит практически глазами старожила – здесь он уже около двух лет и ведет активную социальную жизнь, обучая тольяттинцев японскому языку и представляя культуру своей страны на местных фестивалях. О планах своей компании, американских роллах и прогулках на льду он рассказал под гул работающих машин в цеху завода в ОЭЗ.

Когда вы впервые побывали в России?

Наверное, уже около четырех лет назад, когда было открыто российское отделение HI-LEX – в декабре 2012 года. Это первый офис нашей компании в России. Сначала я приехал в Москву, и первое впечатление о России было связано с ней. Но потом я увидел Тольятти, который показался совсем другой страной. Позже я стал бывать в Самаре, Ульяновске, Казани, Нижнем Новгороде, между ними уже такой разницы не заметил. Теперь мне кажется, что только Санкт-Петербург и Москва – это другие страны.

Почему ваша компания решила локализоваться в Тольятти?

Мы получили заказ от АВТОВАЗа на производство тросов коробки передач. HI-LEX уже был поставщиком таких тросов, но автозавод импортировал эти детали из Китая, где находится одно из подразделений нашей компании, и захотел локализовать производство. Мы составили бизнес-план и решили открыть новый офис и построить завод в Тольятти, потому что здесь находится наш крупнейший клиент. Для нашего холдинга это выгодно: у нас в России есть и другие клиенты – например, Mitsubushi, Toyota, Ford.

Вы им уже отгружаете продукцию?

Пока нет, они импортируют. Но тоже хотят локализовать. Выбор поставщика, формирование заказа – это очень длительный процесс.

Каким стало ваше первое впечатление о Тольятти?

Я попал сюда зимой. В один из дней поехал к памятнику Татищеву и ходил по льду. Для меня это вообще был первый такой опыт – ходить по реке. Здесь очень низкая температура зимой, но зато дома тепло. В Японии наоборот: дома холодно – температура может быть на уровне 10-11 градусов, даже иногда сидим в куртках. В зданиях обычно нет системы отопления, а стоимость электричества высокая, экономим.

Все-таки Россия – не Япония, наверное, вам здесь тяжело жить.

Дороги здесь плохие (смеется). В остальном, мне кажется, не так уж и сложно жить здесь. Есть, конечно, отличия. Например, у нас не встретишь японца с бутылкой пива на улице. И еда здесь, мне кажется, слишком жирная и соленая, это плохо для здоровья.

А какие блюда вам нравятся?

Я люблю борщ и котлеты. Иногда покупаю шаурму.

Но она ведь совсем жирная?

Да (смеется), но вкусная!

Раз уж зашел разговор о еде, что скажете о местных суши и роллах?

Это совсем другие блюда, не то, что делают в Японии. Это скорее американская кухня. Вы переняли японские блюда из США. Например, «роллы» - это же название на английском языке. В суши для нас самое главное – свежая рыба. Здесь такого вообще нет. Но роллы – это другое, кроме рыбы всегда есть какая-то начинка. Бывают жареные роллы. В Японии такого вообще нет, я впервые попробовал их здесь. Для нас жареные роллы – это новое блюдо. И оно нам нравится. Вообще японцы обычно говорят о японской кухне в России, что это неплохо и довольно вкусно.

Вы хорошо говорите по-русски. Где учили язык?

Когда я был студентом, то посещал лекции по русской литературе, хотя это не была моя специальность. Наверное, в России тоже такое бывает – учишься на одном факультете, но можно по желанию посещать занятия на другом. На литературе мы читали книги на русском языке. Например, на летние каникулы задавали «Евгения Онегина», нужно было его прочитать и написать отчет на японском.

И как вам Пушкин?

Первое, что я помню – очень много слов читаешь со словарем. Но это довольно интересно. Потому что в первый раз я читал «Онегина» в переводе на японском языке, было скучно. Но на русском совсем не так. Я вообще сначала думал, что это проза, а оказались стихи, где есть рифма, и это совсем другое, хотя читать намного сложнее, чем прозу.

Что нравится из прозы?

Я люблю Гоголя, Достоевского: «Братья Карамазовы», «Преступление и наказание».

Это объемные романы, не всякий русский их осилил.

Думаю, это зависит скорее от характера человека.

Вас нередко можно встретить на разных мероприятиях – в лингвоклубе, например, а недавно вы участвовали в гастрономическом фестивале.

На мой взгляд, в этом городе нет специального места для развлечения. У вас есть шопинг-центр, и все. Мне было интересно, как жители здесь отдыхают. Оказывается, они сами устраивают здесь мероприятия для отдыха и большинство людей приходит на них добровольно. Это очень хорошо. В Японии обычно по-другому. Когда организуется мероприятие, это не частная инициатива, и если нужно набрать определенное количество человек, то людей заставляют принимать участие, и они это делают без удовольствия.

А в работе с русскими коллегами есть какие-нибудь особенности?

В принципе русский человек тоже трудолюбивый, по-моему, и работает довольно четко и серьезно. В обыкновенной ситуации у нас все проходит нормально. Но когда надо решить какую-то проблему – проявляются отличия. И сложности тоже. Потому что один за другим все начинают говорить – «я не виноват». Но в Японии обычно не так. Главное – решить вопрос и определить не кто виноват, а как не повторить такую проблему. Наверное, в России такая традиция и такое отношение. Но в итоге одни и те же проблемы могут повторяться снова и снова.

В целом квалификация сотрудников вас устраивает?

Да, уровень достаточно высокий. С набором рабочих у нас вообще нет проблем, хотя бывает сложно найти высококвалифицированных инженеров.

На заводе кто-то говорит по-японски? Какие вообще требования к языку для сотрудников?

Мы находим общий язык, хотя по-японски тут никто не говорит. Но два японца знают русский, а один говорит по-английски. Для рабочих у нас нет никаких требований к знанию языков, а инженеры должны уметь читать документы по-английски, а желательно, и разговаривать тоже.

Какие у вас планы по расширению?

Сейчас у нас загружена только часть производственной площадки. Мы пока производим тросы коробки передач, в дальнейшем будет расширение номенклатуры, например, другой продукт – стеклоподъемник, совсем другая технология, но это зависит от планов Renault – Nissan. C другими потребителями тоже пока в процессе переговоров.

 

 

СПРАВКА

«Хай-Лекс Рус» занимается производством тросов для различных автокомпонентов в ОЭЗ «Тольятти». Основным потребителем продукции является альянс АВТОВАЗ – Renault – Nissan, детали устанавливаются на автомобили Lada Vesta, Lada Priora. Предприятие тесно сотрудничает с другим резидентом ОЭЗ – компанией «Атсумитек Тойота Цусе Рус», которая производит механизмы выбора передач МКПП и АКПП. Для японских брендов HI-LEX и Atsumitec ОЭЗ «Тольятти» стала первой площадкой локализации в России.

Подписаться на новости пресс-службы
Наверх